Вулкан для города

Город
Пермская мэрия, похоже, не возражает против строительства в Индустриальном районе склада боеприпасов

Любители фильмов-катастроф, наверное, помнят сюжет популярного триллера «Пик Данте» – его герой, вулканолог Гарри Далтон отправляется в небольшой городок проводить сейсмологические исследования, и обнаруживает, что местечку угрожает извержение вулкана. Впрочем, ученому почти никто не верит: к счастью мэр города, Рэйчел Уэндо, обращает внимание на предупреждения, благодаря чему в итоге все заканчивается благополучно. Этот фильм демонстрирует, что здоровая осторожность еще никогда не вредила муниципальным властям – даже в тех местностях, где вулканов никогда не бывало. Ведь, как известно, угрозы бывают не только природные, но и техногенные. 

Но пермские власти, кажется, не столь осторожны, как героиня кинокартины «Пик Данте». Недавно администрация внесла пакет поправок в Генплан города, уже вызвавший массу критики и нареканий со стороны общественников и экспертов. По сути, речь идет о смене зонирования огромных территорий, и отказе о расширении жилой городской застройки, так называемых «спальных микрорайонов» вширь. Городские власти ссылаются на то, что это способно улучшить экологическую обстановку, в том числе – за счет «укорачивания» автобусных маршрутов. Да и жителям города будет удобнее, затрачивая меньше времени на работу и обратно. Правда, с экологией и обеспечением безопасности все выглядит достаточно странно – власти, например, допускают, что в одном из центральных районов города появится построенный Федеральной службой исполнения наказаний (ФСИН)… Склад боеприпасов! 

Больше припасов – хороших и разных?

В пояснительной записке мэрии, среди прочего, говорится: Для рассмотрения в ноябре в Пермскую городскую Думу направляется проект решения об изменении функционального зонирования в отношении территории, ограниченной ул. Карпинского и ул. Василия Васильева в Индустриальном районе города Перми». Речь идет о земле, принадлежащей Федеральному казенному образовательному учреждению высшего образования «Пермский институт федеральной службы исполнения наказаний» (адрес: ул. Карпинского, 125). 

– Территорию, включающую земельные участки Федерального казенного учреждения, – говорится в пояснительной записке пермской мэрии, – учреждение планирует использовать для возведения объекта капитального строительства федерального значения – «Склад для хранения боеприпасов, средств взрывания и взрывчатых веществ ГУФСИН России по Пермскому краю».

То есть, судя по всему, у пермских чиновников нет никаких вопросов относительно планов строительства в густонаселенном спальном районе Перми склада взрывчатых веществ? Интересно, интересовались ли представители мэрии мнением местных жителей – и вообще, смогли ли участники слушаний получить подробную информацию об этом «складе боеприпасов». Кстати, прежде не раз создавалось впечатление, что пермские чиновники принимают те или иные градостроительные решения вопреки мнениям участникам публичных слушаний. 

Невеселая хроника…

Не нужно быть специалистом по безопасности взрывчатых веществ, чтобы понимать небезопасность их размещения вблизи населенных пунктов. Не стоит далеко ходить за примерами.

Например, как сообщает ИА ТАСС, 7 октября 2020 года в результате возгорания сухой травы возле поселка Желтухино (Скопинский район Рязанской области) произошел пожар со взрывами на территории складов с боеприпасами. «По предварительной информации МЧС, из 14 населенных пунктов эвакуировано более 1600 человек. На место ЧП направлены силы и средства местного пожарно-спасательного гарнизона и пожарный поезд. Также планируется использовать военно-транспортные самолеты Ил-76 с противопожарным оборудованием на борту. Данных о пострадавших не поступало»

«5 августа 2019 года пожар и взрывы произошли в хранилище пороховых зарядов к боеприпасам Центра материально-технического обеспечения Центрального военного округа близ деревни Каменка в Ачинском районе Красноярского края. По данным СК РФ, возгорание возникло по неустановленной причине во время погрузочно-разгрузочных работ с боеприпасами. Прибывшая на место происшествия пожарная группа предприняла попытку тушения пожара, однако начался неконтролируемый процесс подрыва боеприпасов. В районе был введен режим ЧС. Из населенных пунктов, расположенных в радиусе 20 км от места происшествия, были эвакуированы более 16 тыс. человек. 6 августа пожар был полностью ликвидирован, жители стали возвращаться в свои дома. Однако 9 августа попадание молнии в снаряд вызвало новую серию взрывов.

В результате первой серии взрывов один человек погиб и 14 пострадали, при последующих взрывах пострадали еще 25 человек. Восемь человек были госпитализированы, остальные лечились амбулаторно. 18 сентября 2019 года в региональном Минздраве сообщили ТАСС о смерти находившейся на лечении заведующей складом. По данным СМИ, женщина умерла от баротравмы.

9 мая 2020 года на технической территории бывшего арсенала близ Пугачева в Удмуртии возникло возгорание сухой травы, после чего там начали происходить одиночные взрывы малокалиберных боеприпасов. На следующий день площадь пожара достигла 15 га, для тушения привлекли авиацию – вертолет Ми-8 и самолет Ил-76. Жителей, чьи дома находятся в непосредственной близости от места пожара, эвакуировали к родственникам и в пункты временного размещения в селе Малая Пурга. 11 мая пожар был ликвидирован. О жертвах и пострадавших не сообщалось».

Понятно, что склады боеприпасов бывают разные, большие и маленькие. И храниться на них могут разные взрывчатые вещества. Но даже если ЧП в относительно небольших населенных приводят ко столь катастрофическим последствия, то страшно даже представить какими могут быть последствия случайной катастрофы в промышленном районе миллионного города, по соседству с жилыми микрорайонами!?

Самое удивительное во всей этой истории: то, что городские власти спокойно комментируют, как непреложную данность, намерение федерального ведомства построить «склады боеприпасов» в городской черте! Разве вопрос такого уровня не должен, как минимум, стать предметом широкого общественного обсуждения? Или пермяков никто спрашивать, не намерен? Если это не так, то почему в «увесистом» пакете документов, подготовленном к обсуждению поправок в Генплан Перми, об этом «проекте» скромно сказано одной строкой? Ведь, по существу, речь идет о теме общегородского значения, которая затрагивает интересы всех горожан, в каком бы районе они не жили…

Генеральный, но не гениальный

Кстати, к самим поправкам в Генплан Перми, критических замечаний было тоже хоть отбавляй. 

На общественных слушаниях представители мэрии говорили о «позитивных социальных и экологических последствиях поправок в Генплан на устойчивое развитие города». Изменения в Генеральный план, по мнению авторов концепции, позволят отказаться от инвестиционных проектов по развитию систем коммунального обслуживания, направленных на экстенсивное наращивание мощностей. А это -позволит сосредоточить ресурсы на реконструкции и «оздоровлению» старой инфраструктуры, повышении качества доставки ресурсов для существующих потребителей. По-простому говоря, городу предлагается «чинить ветхий кафтан», место того, чтобы заказать у портного новый. 

«Компактная планировочная структура», на которую делают ставку «архитекторы новой Перми» – по существу, исключает жилищное строительство на новых территориях, поскольку это якобы «приводит к снижению жизнестойкости города». Создатели новой идеологии развития столицы Прикамья убеждены, что в отсутствие роста населения «увеличение площади города, занимаемой жилой застройкой неоправданно, потому что увеличивает протяженность инженерных сетей и улиц». А также – «требует строительства новых социальных объектов вместо увеличения обеспеченности ими существующего города, отвлекает муниципальные ресурсы на обеспечение переехавших на окраину жителей услугами общественного транспорта и социальной инфраструктуры». 

Иначе говоря, видимо, Перми больше не надо строить новые детские сады и школы, развивать дорожную и коммунальную сеть, заниматься освещением улиц – как раз на окраинах, которые зачастую тонут во мраке, а не в центре, где фонари все-таки светят. Ну а идея относительно общественного транспорта – вообще замечательна. Чем меньше на улицах будет автобусов и короче маршруты, тем меньше будут потери городской казны – ведь когда горожане меньше ездят, то и мэрии, стало быть, меньше компенсаций платить перевозчикам! Конечно, лучше если пассажиров с автобусами не станет как класса – а это вполне реально, если город вскоре станет настолько компактным, что из одного района можно будет легко ходить пешком в другой! 

Про мост и экологию – забыли…

Кстати, участники публичных слушаний не раз отмечали, что изменения в Генплан «следуют» за поправками в Правила землепользования и застройке, хотя, на самом деле, это должно быть наоборот. А документы обследования многих территории, по существу, устарели (2014-2016 годы). 

– В проекте решения Пермского городской Думы об изменении функциональной зоны отсутствует фактическое, детальное и аргументированное обоснование,-  считает участник слушаний в Мотовилихе Алексей Богданов. – Представитель учреждения, разработавшего проект изменений в Генплан, в ходе публичных слушаний признала, при работе над изменениями на территорию специалисты не выезжали; графические материалы по градостроительному зонированию использовали в устаревшей редакции без учета решения Пермского краевого суда и решения Пермской городской Думы. Фотоматериалы использовали из открытых источников без учета того, что они сделаны более 6 лет назад. При использовании показателей бюджета в учет брали только экономию по расходной части. Планируемые поступления в бюджет при изменении или сохранении зонирования по Генеральному плану не учитывались. Предлагаемые изменения в Генеральный план города Перми не учитывают стратегическую линию развития города, в частности, возможность строительства нового моста через реку Кама с выходом магистрали в створе улицы 1905 года на левом берегу и улицы Верхнекурьинской на правом берегу.

– Изменения не обоснованы и не логичны с точки зрения сохранения экологии, – отметили участники слушаний в Свердловском районе. – Так комиссия по землепользованию и застройке Перми одобрила строительство гостиницы РЖД в Черняевском лесу. Собственники земельных участков по ул. Ново-Гайвинской, 118 имеют такие же права, как и собственник участка в Черняевском лесу (РЖД), планирующий построить гостиницу. 

Может, думцы спросят?

Одним словом, в документах публичных слушаний по изменениям в Генплан можно обнаружить десятки замечаний участников – правовых, экономических, экологических. Видимо, это говорит о сомнительном качестве подготовки этого документа и его достаточно странной «концепции», вызывающей у многих пермяков искреннее удивление. И, конечно, очень хочется получить от мэрии разъяснения – что это за «загадочный» склад боеприпасов в Перми, который, вероятно, по мнению чиновников, возвести весьма уместно, в отличие от новых жилых домов и кварталов на окраине города? Будем надеяться, что депутаты гордумы прояснят этот вопрос, поделятся информацией с горожанами, и пермякам не придется, будучи в неведении, ощущать себя, как тот канонир, сидящий на бочке. 

Оцените статью
( 13 оценок, среднее 4.62 из 5 )
СОЛЕВАР