Особо опасные дети

Пермский хронограф
В распоряжение редакции «Солевара» оказался уникальный фотоальбом Кунгурской трудовой колонии № 1 Управления НКВД по Молотовской области

Лагерь, в котором содержались «малолетние преступники», располагался некогда на территории закрытого в феврале 1921 года Иоанно-Предтеченского женского монастыря. Первая партия «малолетних преступников» была доставлена сюда в декабре 1930 года – тогда в Кунгур привезли 42 ребенка. 

Особо опасные дети

К 1934 году количество «воспитанников» детской колонии значительно расширилось. Здесь содержалось уже 800 детей из них 210 девочек. Корпуса бывшего монастыря переоборудовали под общежития, но мест в них на всех «социально опасных детей» не хватало, построили бараки.  

Начиная с 1930 большую часть «воспитанников» колонии составляли так называемые «социально опасные дети». То есть дети, родители которых репрессированы за контрреволюционную деятельность органами НКВД.   За такими детьми велось особое наблюдение, и за малейшие провинности на них заводили уголовные дела. 

Так в 1938 году нескольких воспитанников Кунгурской колонии обвинили в «террористических намерениях». Далее цитата: «…ночью собирались, вели разговоры о тайге, о прочитанных книгах, о возможности построения гиперболоида системы инженера Гарина, … при помощи которого можно бы было уничтожить работников НКВД». 

В начале 1940-го года при колонии было организовано целое отделение для содержания осужденных несовершеннолетних за опоздания на учебу или работу.

Особо опасные дети

Фотографии в альбоме и пояснительные записи позволяют нам достаточно точно установить возраст «малолетних преступников», содержавшихся в Кунгурской колонии. Вот, например, фотография занятий в 5-а классе, соответственно ученикам только, только исполнилось десять лет. 

И это не единственное свидетельство, которое нам открывает нам альбом. На его страницах мы находим  вклеенную  фотографию некого молодого человека. Надпись на обороте гласит: «На память Ю.П. Бельскому от Г.Карпова-Воробьева.  Пенза. Музыкальное училище. I курс. 14.III.52 года». Благодаря помощи сотрудников пензенского музыкального училища им. Архангельского нам удалось установить, что молодого человека зовут Геннадий, и он закончил обучение в 1955 году по классу валторны.  На странице альбома, куда была вклеена фотография, мы видим детский оркестр, смуглый мальчик во втором ряду как раз играет именно на этом инструменте.

Особо опасные дети

Еще одна фотография прилагающаяся к альбому – панорамный вид на город Кунгур , конца 60-х годов, на обороте фотографии так же имеется надпись: «г. Кунгур. Пермской обл. ул. Гоголя д. (далее пробел) Прожили с августа 1941 по октябрь 1945». Детская колония в Кунгуре находилась как раз на улице Гоголя. Можно предположить, что альбом принадлежал Ю.П. Бельскому, который и вклеил в него в 1952 году присланную фотографию друга детства Геннадия Карпова-Воробьева.

Особо опасные дети

Снимок руководства трудовой колонии позволяет установить предположительный период, когда были сделаны эти снимки. На кителе офицеров НКВД мы видим погоны, они появились в Советской Армии после реформы в начале 1943 года, соответственно фотографии были сделаны после этого периода. 

Сразу после отъезда семьи  Ю.П. Бельского из Кунгура, в ноябре 1945 года в трудовой колонии № 1 Управления НКВД по Молотовской области началась прокурорская проверка. Ее акты сохранили для нас некоторые факты из жизни детской зоны. 

По результатам прокурорских  проверок в 1945 г. вышло постановление Бюро обкома ВКПб от 11 декабря 1945 г. «О серьезных недостатках в работе Кунгурской трудовой колонии УНКВД». На основании этого постановления было сменили руководство колонией – начальником был назначен «т. Орлов, имеющий педагогическое образование и опыт работы по воспитанию детей в условиях трудовых колоний». 

По всей видимости именно его мы видим на фотографии «Руководство колонии» . Нам удалось установить данные еще одного участника этой фотосессии – человек без погон, он на фото крайний слева – это Илларион Прокопьевич Бондюгов. Он в дальнейшем станет начальником детской колонии в Кунгуре, а затем в 1962-63 годах возглавит  колонию «Пермь -36».

Особо опасные дети

После смены руководства Кунгурской детской колонии в 1945 году, в учреждении было организовано производственное обучение, созданы  самодеятельные кружки –духовой оркестр, акробатический, баянистов. В самом названии лагеря появилось формулировка «воспитательный». 

Прокурорская проверка выявила еще ряд нарушений: «В большинстве случаев несовершеннолетние обуты и одеты в бушлаты взрослых. Обувь и одежда не первого сезона носки, вся реставрированная, поэтому не имеет хорошего вида, так как грязная, заношенная. … Аналогичное положение и с питанием. Наряды на мясо, рыбу, масло, сахар ГУЛАГом высланы с опозданием, … поэтому не представляется возможным своевременно получить продукты. Поэтому производится замена одних продуктов другими… В результате калорийность не выдерживается». 

Особо опасные дети

Сохранилось и меню кунгурской трудколонии №1 за ноябрь 1945 г., одинаковое для нескольких недель: «завтрак – суп из крупы и крапивы; обед – суп из крупы и крапивы, омлет; ужин – суп из крупы, чай». Кроме того, контрольное взвешивание обнаружило недовес в хлебной пайке и полное отсутствие овощей.  

Особо опасные дети

Известно, что к началу войны в Кунгурской детской колонии содержалось 1717 детей, на 500 человек больше, чем позволяли вместить лагерные бараки. В документах НКВД встречается такое понятие, как «лимит наполнения лагеря », это значит – количество нар, одежды и питания. В годы массовых репрессий 1937-38 гг.,  количество заключенных резко возросло, «лимит наполнения», как и нашем случае,  был значительно превышен.  То есть по факту 500 детей Кунгурской колонии  не имели индивидуального спального места.

Особо опасные дети

Акты прокурорских проверок, также фиксируют факт, что дети  в Кунгурской колонии были размещены в двух бараках с 4-х местными нарами «вагонной системы».  Нары эти можно увидеть и в нашем альбоме – на фотографии красного уголка коллектива №1, в левом углу снимка. Для постановочной фотографии их прикрыли расписной занавеской.  

Особо опасные дети

В альбоме зафиксирована и практика использования детского труда на тяжелых производствах. Мы видим кадры работавшей на детской зоне лесопилки. Сфотографирован и подросток в рабочей робе в машинном отделении генератора электростанции. Сохранившееся документы позволяют нам утверждать, что детский труд использовали и на лесоповале. У детской колонии была своя лесосека. Так же известно, что в Кунгурской колонии были свой кожзавод и обувная фабрика, баянный цех и  трикотажный цех, 2 сельскохозяйственные фермы в пригороде. 

Особо опасные дети

В альбоме мы так же видим  большое количество тяжелой техники, которую использовали в колонии, ее, естественно, дети в силу своего возраста обслуживать не могли. Из актов прокурорских проверок за июнь 1945 года мы узнаем, что на производстве в качестве начальников цехов, мастеров и рабочих высокой квалификации работали взрослые заключенные, осужденные по 58 статье. Этот факт, по мнению прокурора, крайне вредно сказывался на подрастающем поколении. Дело дошло до заместителя министра Внутренних дел СССР т. Обручникова. Последний своим приказом  разрешил работать взрослым заключенным, осужденным по 58 статье в детской колонии города Кунгура. 


Фотографии Кунгурской трудовой колонии № 1 Управления НКВД по Молотовской области любезно предоставлены редакции «Солевара» частным коллекционерам Михаилом Кориненко.

Оцените статью
( 14 оценок, среднее 4.43 из 5 )
СОЛЕВАР