Путешествие к пермским древностям

Пермский хронограф
О том, как участник первого российского кругосветного путешествия стал первым археологом и исследователем старинных архивов Прикамья

В 1810 году Пермь с интересом и оживлением встречала нового советника казенной палаты, приехавшего на службу из Санкт-Петербурга. Казалось, что тут необычного – в Пермскую губернию часто присылали чиновников из столицы и других городов империи, причем многие из них воспринимали назначение на Урал едва ли не как «ссылку» в «сибирскую глушь». А вот Василий Николаевич Берх воспринял назначение в Пермь с радостью. Хотя, судя по его предыдущей карьере, он без труда мог бы найти себе место службы в столице. Несмотря на молодой возраст (Берх родился 18 мая 1781 года), новоявленный советник казенной палаты уже успел послужить на славу отечеству и государю.

<strong>Путешествие к пермским древностям</strong>
Василий Берх

В 1799 году Берх закончил морской кадетский корпус, был выпущен мичманом в балтийский флот и назначен в эскадру, посланную в помощь англичанам для освобождения Голландии от французов. После этой экспедиции Берх прожил несколько месяцев в Британии и в совершенстве овладел английским языком. В 1803 году он получил предложение принять участие в первой русской кругосветной экспедиции на корабле «Нева», под командованием капитана Юрия Лисянского.

«Страстно любя путешествия, Берх с радостью принял это предложение, – сообщает автор очерка, помещенного во втором томе «Русского биографического словаря Половцова» (1900 год) – Вернувшись в Россию в 1806 г., он получил чин лейтенанта и пенсию по 800 рублей в год. В 1808 году Берх представил составленную им карту русско-американских владений и за этот труд был награжден бриллиантовым перстнем. В 1809 году болезнь заставила Берха отказаться от морской службы, и через год он уехал в Пермь советником казенной палаты. Вскоре после кругосветного плавания Берх выступил на литературное поприще. В 1807 году он издал перевод английской книги Вита «Жизнь и деяния лорда Вискона Нельсона», в 1808 – «Путешествия по Северной Америке к Ледовитому морю и Тихому океану, совершенные господами Херном и Мякензием» (перевод с английского)».

Экспедиция в древнюю Парму

Так что, в Пермскую губернию отставной морской офицер приехал уже с репутацией опытного путешественника и начинающего литератора. Конечно, этот человек не был создан для рутинной канцелярской работы. Поэтому возможности, которые давала служба в Перми, он максимально использовал для путешествий по северному Прикамью, где изучал и собирал древние артефакты и документы.

<strong>Путешествие к пермским древностям</strong>
Граф Николай Румянцев дипломат и меценат

В 1819 году в журнале «Сын Отечества» Берх публикует описание одной из своих экспедиций – «Письмо к одному знаменитому любителю российской истории о следах русских древностей в Пермской губернии». «Любитель истории» – это, видимо, граф Николай Румянцев (в 1806 – 1826 годах – канцлер Российской империи, в годы Наполеоновских войн – министр иностранных дел), также известный как меценат, и коллекционер, основатель «румянцевского» музея, покровитель науки. Именно он был инициатором «Пермской экспедиции» под руководством Берха (1817—1822 гг.) – он просил ее участников искать летописи и грамоты, описывать надписи на камнях и утесах, собирать образцы инородческих слов, песни, предания, сказки, монеты. В начале 1820-ых годов граф помогал Берху с публикацией его книг. Правда, изданную в 1821 году книгу «Путешествие в Чердынь и Соликамск» историк посвятил другому сановнику – графу Дмитрию Гурьеву (министр финансов России в 1810 – 1823 годах); но, видимо, это объясняется тем, что в годы службы Берха в Перми Гурьев был его непосредственным начальником «по казначейскому ведомству».

Первым старинным городом, который Берх посетил в Прикамье, стал Соликамск. «Оскудение соляных источников во многих местах древней России, было виною первого здесь заселения, – пишет путешественник в своем очерке. – Богатство же рассолов, умножило скоро стечение солепромышленников, прибывших сюда из Усть-Сысольска, Старого Усолья (Вологодской губернии), Соль-Вычегодска, и Соли-Галицкой. Пришельцы сии наименовали новый город свой, в подражание старым, Соль-Камская. Точного времени сего населения определить нельзя; но известно, что оно случилось прежде пожалования Строганову в 1558 году земель по Каме и Чусовой до Лысьвы. Сам Строганов исходатайствовал места сии для солеварения. Здесь было впоследствии 44 варницы.»

<strong>Путешествие к пермским древностям</strong>
Соликамск фото начала ХХ века

В Соликамске Берх встретил близкого себе по духу, по зову странствий, человека – «почтенного старика Ивана Савича Лапина», который двадцать лет жил в Сибири, и занимался промыслом на Алеутских островах. Корабельщик Лапина, Степан Глотов, открыл остров Умнак, «изобиловавший черными лисицами». Лапин, по его рассказу, лично доставил лучшие лисьи меха ко двору Екатерины Великой, был принят императрицей, которая «пожаловала его золотою медалью с осыпью, и повелела освободить от служб гражданских и поставок».

Румянцев, видимо, слышал о некой старинной иконе «с зырянской надписью», находившейся в Бондюжской волости близ Чердыни – и просил Берха найти этот образ.

«Не могу изъяснить вашему сиятельству, сколь велико было огорчение мое, когда я узнал, что еще в 1807 году сгорел образ сей вместе с церковью, – сокрушается в своем письме Берх. – сожалея об истреблении сего исторического памятника, сокрушался я более потому, что лишен был случая доставить вашему сиятельству то удовольствие, которое вы изволите ощущать в отыскивании отечественных древностей».

Крест «учеников» Стефана Великопермского

В Бондюжской волости Василий Берх осмотрел крест, установленный, по местному преданию, преемниками крестителя зырян Стефана Великопермского:

«Умный священник доставил мне следующие об оном сведения. «Крест сей, – говорил он, – как известно поставлен учениками Стефана Великопермского, семидесятилетними стариками в то время, когда здесь не было еще селения. Имена их: Герасим, Иона и Питирим; все ли они были здесь в одно время, неизвестно».

Правда, сам Берх, как человек с критическим мышлением, описывает этот памятник скептически:

«Высокий и толстый пень, на самом берегу реки Камы находящийся, представился глазам моим. Поперечная лесина открыла, что это упомянутый крест, на котором я увидел следующую надпись, вырезанную церковными буквами: «Иисус Христос лета 7127 (1619) мая 6 дня, поставлен сей крест при благоверном великом князе Михаиле Федоровиче всея России и при великом господине вологодском архиепископе Макарии». Хотя предание и гласит, что вышеупомянутые постановители креста были ученики Стефана Великопермского, но заключение сие очень несправедливо; епископ сей закончил жизнь свою в 1396 году; ученики его не могли жить слишком два столетия».

Разочарован был Берх и результатами своих изысканий на Чудском городище, где, «как многие даже новые писатели повествуют, бывало прежде знаменитое торжище, на которое приезжали индийцы и персияне». Один из старожилов вызвался быть проводником:

«Сопровождаемый 30 человеками поселян, пошел я из пянтежской волости тропинкою, в густом лесу проложенной, и прошед версты три, достиг до пригорка, лежащего при озере, соединяющемся с рекою Камою, – рассказывает путешественник. – Проводник, указывая мне на пригорок, говорил: «вот, здесь Чудское городище». Жадными глазами озирал я место сие, и не усмотря ничего, что бы являло хотя бы малейшие остатки прежних зданий, приказал срубить с пригорка весь лес и очистив оный совершенно, приметил некоторое возвышение. Полагая, что здесь отыщу я может быть какие-нибудь развалины, велел отбрасывать землю. Вскоре узрели мы печь, из плиты сделанную, и по множеству вокруг лежащего шлага, увидели, что это был малый горн, на коем прежде местные жители выковывали железо. По шлагу видно, что они были не весьма искусны в работе сей, ибо он еще содержал в себе 20 процентов чугуна. После сего ничтожного открытия прокопал я весь пригорок каналами, и не нашел ни малейших следов, чтобы здесь мог обитать народ, с персиянами и индийцами торговлю имевший»…

Археологическая удача отвернулась от Берха и в месте Урол, где, при раскопках, он нашел только «печи битые из глины» и «ни малейших следов какого-либо здания – новое и неоспоримое доказательство, что здесь обитал народ не просвещенный!»

Историограф российского флота

Впрочем, главная заслуга экспедиции Берха состояла не в его археологических изысканиях. Важно то, что неутомимый исследователь и его помощники осмотрели множество архивов и частных собраний, открыв для историков массу неизвестных прежде рукописей. Особенно значимыми оказались поиски в Соликамске, где Берх обнаружил материалы упраздненного Пыскорского монастыря, разобрав которые, нашел жалованную грамоту монастырю 1573 года, книгу записей актов 1579–1680 годов, указы Петра I. Интересные документы были найдены им в архивах бывшей Соликамской воеводской канцелярии и соликамского магистрата.

<strong>Путешествие к пермским древностям</strong>
Титульный лист сочинения Василия Берха

В Перми Василий Берх нашел и свое личное счастье – 24 мая 1815 он вступил в брак с Екатериной Розинг – дочерью пермского вице-губернатора Ивана Розинга. Здесь же в июне 1818 года них родился сын Иван – будущий генерал-майор. Прослужив в Перми 10 лет, в 1821 году Берх с семьей вернулся в Санкт-Петербург и в том же году поступил на службу в Адмиралтейский департамент в чине капитан-лейтенанта. Василий Николаевич Берх умер 21 декабря 1834 года в Санкт-Петербурге. Берху принадлежат труды, посвященные морским путешествиям россиян, экспедициям Витуса Беринга, биографии членов династии Романовых, известных российских государственных деятелей и военачальников. В последние годы жизни Берх написал «Жизнеописания первых российских адмиралов или опыт истории российского флота», основанные на архивном материале адмиралтейского департамента, и издал три книги по истории России в XVII века: «Царствование царя Алексея Михайловича», «Царствование царя Михаила Федоровича и взгляд на междуцарствие» и «Царствование царя Феодора Алексеевича и история первого стрелецкого бунта». Книги Берха в свое время были широко известны не только в России, но и в Европе.

В 1828 году императором Николаем I Берх был официально утвержден историографом русского военно-морского флота. Имя историка и исследователя пермских древностей запечатлено также и на географических картах – в его честь названы один из остров в Баренцевом море и мыс на Новой Земле.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
СОЛЕВАР