Урбанистика глазами архитектора

Интервью
Интервью с Сергеем Шамариным, председателем Союза архитекторов Прикамья.

Памяти Сергея Шамарина

В последний день лета скончался Сергей Шамарин – президент Союза архитекторов Прикамья, почетный архитектор России. С 1997 по 2001 годы Сергей Александрович работал в должности главного архитектора города Перми. Пермский край потерял опытного специалиста в сфере градостроительства и сторонника бережного отношения к архитектурному наследию.

Некоторыми своими идеями и оценками «архитектурной ситуации» в Перми Сергей Александрович этим летом поделился в интервью нашему порталу. Мы публикуем сегодня эту беседу в память о талантливом земляке и как еще одно напоминание о том, что городское строительство начинается именно с планирования, требует максимально продуманных, взвешенных решений и колоссальной ответственности.

Сергей Александрович, очень популярная ныне тема – урбанистика. То есть все, кому ни лень, рассуждают в соцсетях и публичном пространстве на эти темы. Решили и с вами проговорить. Тема обустройства города не может не быть близка архитектору, тем более что вы в начале 2000 годов служили главным архитектором Перми.

Урбанистика глазами архитектора

Ну, нет, я не хочу выступать в качестве блогера-урбаниста, как некоторые себя именуют, не имея на это никаких оснований. Хотелось прежде всего подчеркнуть, что урбанистка – это наука. И хотя с моей специальностью она пересекается, но все же это разные сферы. Хотя многие урбанисты пришли в профессию из архитектуры. Урбанистика объединяет в систему городские структуры, транспортные и другие инфраструктурные сети, общественные пространства, жилые и промышленные территории. Наука, которая рассматривает все это в совокупности с целью объединить и дать результат – развитие города. Это не изолированная тема, как у архитектора: мы проектируем один объект. Они должны представлять всю совокупность планирования в любой части городской жизни. И это менее точная наука, но более широкая, при этом в ней всегда присутствует социальная, социологическая и общекультурная составляющая. Обязательная часть урбанистики – взаимодействие с общественным мнением. Вот эту часть обычно выделяют и начинают дискуссии на темы развития города, не обладая всей суммой знаний. И да, архитекторы зависят от урбанистики. От них мы должны получать прогнозы по строительству сетей, по транспорту.

И все таки вы живете и строите в Перми, наблюдаете за развитием города на протяжении всей своей жизни, знакомитесь с опытом коллег. Какие тенденции вы замечаете?

То, что касается лично архитекторов : существует гласная или негласная установка с пермяками не работать. Сюда затаскиваются иногородние или федеральные структуры максимально крупные, а они нуждаются в больших объемах производства, которыми Пермь их аппетиты обеспечить не может. Это такой привет из советского прошлого: снос, массовая застройка, появлялись новые микрорайоны Парковый, Садовый. Тогда все происходило под лозунгом избавления от ветхого жилья и бараков, люди получали квартиры, переезжали. Советская теория урбанизации была связана с приростом городского населения за счет сельских территорий, но у нее были «побочки» – низкий уровень городской среды, например. Сейчас мы сталкиваемся с ошибками планирования, пытаемся их разрешить. Но тогда возникает угроза сноса районов – не успели обжить, как уже надо сносить. В пример – московский опыт реновации: стояла пятиэтажка, сейчас 30-этажка, и пять таких пятиэтажек вошло.

Что новое заметно? Стремительное развитие технологий и пандемия озадачила: зачем строить новые районы, которые никак не откликнулись на вызов? А показала, что востребована удаленность и изолированность. Неожиданно – но это реальность. У этого есть другая «побочка»: в онлайне человек может работать на удаленке, но так может работать кто угодно, только не «креатор». Этот персонаж «на удаленке» – не создатель, а тот, кто пишет тексты или программы, заполняет формы, считает. Но как социальная личность он исчезает. Для по-настоящему прорывных, новых идей нужна среда. То есть общение. Социальность резко падает, люди поневоле начинают защищать сугубо свои интересы, а не общественные, не коллективные. Вот такая странная тема обнаружилась. А между тем, проводится уже международный конкурс на домик «на удаленке». Этакая капсула: тебя увозят туда, капсулу надо обеспечить теплом, газом, водой, канализацией. А теперь представьте: оказывается, что нужны не 10 домиков, а 500 тысяч капсул. Вот вам вызов нового времени.

Ну, это дела будущего. А какие черты в урбанистическом облике Перми можно заметить уже сейчас?

Возможно, мы пойдем по пути джентрификации. Тоже заметное явление в ряде развитых стран. Это когда район, который ранее использовался, захирел, но благодаря своему выгодному местоположению, вливанию средств, позволил прийти сюда более состоятельным людям. Заводской объект, например, решили преобразовать в лофты, богатые поехали и еще шутят между собой: миллионеры живут как минимум на чердаке какого-нибудь бывшего склада. Потому что иметь там квартирку, становится престижно, но такая среда тщательнейшим образом создается: район обрастает услугами, район начинает дорожать. Или вот у нас привлекли внимание к образцу конструктивизма Ганса Мейера, и из обычного рабочего поселка с одноименным названием появляется некое престижное место, да еще и памятник градостроительного искусства.

Что бы вы посоветовали пермским профессионалам-урбанистам или тем, кто занимается развитием города?

Участия общественности. Пока оно инициативное. То есть люди говорят: «мы хотим», или «мы не хотим», «кто разрешил?», «давайте здесь построим…» Нужно такое же публичное обсуждение, но с профессионалами, в том числе с архитекторами. Этого нет.

Или, например, обратиться к тактической урбанистике.

Методы тактического урбанизма помогают быстро и недорого увидеть, как изменится пространство, будет ли оно удобно людям. Это своеобразное тестирование, когда из буквально подручных материалов создается новое пространство, и оно помогает проанализировать поведение людей и избежать ошибок до начала капитальных работ, помогает избавить людей от напрасных страхов, которые они испытывают в ожидании каких-то изменений. Вот это нужно было применить в случае с улицей Пермской, отрезок которой хотели превратить в пешеходную.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
СОЛЕВАР
Яндекс.Метрика