Плешков. Четвертая часть

Пермский хронограф

Продолжаем публикацию дневника Виктора Плешкова, бывшего ученика реального училища в Оханске, несостоявшегося студента Пермского университета, бывшего сельского учителя, который теперь вынужден быть свидетелем отступления Сибирской армии адмирала Колчака. Виктор Плешков в свойственной ему живой манере описывает настроения и обстановку в частях отступающих подразделений.

Итак, 1 июля 1919 года Пермь – пала, Плешков напишет в этот день в своём дневнике: «Мы встречали сибиряков, войска Колчака как освободителей нашего края и всей России, от большевиков, которые разогнали Учредительное Собрание представителей народов, призванных установить законную власть в России после совершившейся революции. В лице Колчака мы видели правителя Временной  власти, но не прошло и полгода, встали перед крахом в вере демократичности этой новой власти. Уже перед нами начались события разложения в армии, беспорядки в войсках, междоусобица в частях, отсутствие дисциплины. И буквально в  один месяц превращения успеха победы в бегство…»

Войска, а вместе с ними бесконечные обозы с местным жителями, покинувшими свои дома,  двигались на восток. Вот уже начались  Уральские горы с их прекрасной, ошеломляющей воображение природой: « По высокому мосту через реку Чусовая поезд шел медленно. Голова кружилась смотреть вниз, там глубокое ущелье, на дне которого протекает в скальных берегах уральская красавица – река Чусовая… Мост без загородки тянулся так долго, и, кажется, что мы едем в воздушном пространстве между гор …»

Через две недели после оставления Перми эшелон, в котором движется наш герой, добрался до Сибири : « Поезд подошёл к большой станции. Эта была Тюмень. Так далеко уже , в Западной Сибири. На вокзале всё напоминало эвакуацию, катилась волна людского бегства, люди захвачены отступлением. Все линии заняты поездами, загруженными беженцами . В Тюмени будем разгружаться, поедем на стоянку и будем работать без передвижения , будем жить при городе… Жизнь нашей маленькой писарской группы казалось какой-то особенной : славной, тихой и дружной. Мы – студенты 1899-1900 годов рождения , строили свои планы, что после войны, конечно, демобилизуемся и вернёмся в университет. Будем учиться, вернётся к нам прежняя деловая студенческая жизнь, но война сломала нашу жизнь, опрокинула все желания учиться в университете

Плешков. Четвертая часть

Между тем, не только война, но и все невзгоды, связанные с лихолетьем, обрушились  на головы  эвакуирующихся – началась эпидемия тифа. Эпидемия унесла жизни десятков тысяч людей. Беда коснулась и  юного Виктора Плешкова – 7 декабря 1919 года  от тифа умерла его невеста: «Наденька Зубарева – моя невеста, умерла от тифа в сибирском городке Нижнеудинске Иркутской губернии. Так невозвратимо ушли мечты о будущей моей личной жизни, которое жили в голове и сердце в двадцать лет. Она была похоронена с отцом , матерью и братишкой в церковной ограде Вознесенского собора».

Фотографию Наденьки Зубаревой Виктор Плешков всю жизнь будет держать на своём рабочем столе, уже в середине XX века он сделал на обороте снимка следующую запись: «  Надина надпись выцветает – прошло 54 года. Очень жаль её… Пришлось обвести её (надпись) зелёным карандашом из пластмассовой ручки, когда вставлял портрет в белую рамку в честь её ( Надежды Зубаревой) именин…»

Продолжение следует… По материалам книги В.А. Костиной « Пермь-Великая Православная». Фотографии из архива  В.А. Костиной. Кинохроника Военно-исторического архива VHU г. Прага

Оцените статью
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
СОЛЕВАР